г. Харьков, пер. Троицкий, 9-В
image
Бизнес, которому не страшны кризисы и пандемии. Тесть и зять стали миллиардерами, продавая битые автомобили на интернет-аукционах. Им удается зарабатывать и когда цены на автомобили растут, и когда они падают.

Компания Copart держит 243 свалки почти во всех штатах и за рубежом. На каждой из них действует отлаженный порядок работы, а управляется все электроникой. Copart, чья штаб-квартира находится в Далласе, является ключевым игроком на рынке переработки и перепродажи аварийных автомобилей. Повреждения настолько серьезные, что их ремонт даже не покрывают страховые компании. Получает машины компания чаще всего от страховщиков, однако сотрудничает также сервисами аренды автомобилей, дилерскими центрами и индивидуальными клиентами, которые хотят избавиться от ненужного металлолома. Потом машины продают на интернет-аукционах. Товар идет на запчасти либо его приобретают покупатели, планирующие отремонтировать и дать автомобилю второе дыхание. В особенности это актуально за пределами США, где не такие строгие правила автомобильной безопасности.

«Мы взялись за относительно нехитрый бизнес, в котором автомобили продавались на обычных аукционах, и превратили все это в дело с оборотами на сотню миллиардов долларов в год, в котором 100% сделок совершается через интернет, – говорит гендиректор компании Аарон Джей Адейр во время совместного созвона по Zoom с основателем предприятия (который является его тестем) Уиллисом Джонсоном. – Никому не нужно приезжать на свалку. Когда у нас проходит онлайн-аукцион, неважно, бушует ли во Флориде торнадо, – мы продаем автомобили».

Прибыль
В 2020 финансовом году, который завершился еще в июле, компания Copart отчиталась о чистой прибыли на сумму $700 млн при выручке около $2,2 млрд. Несмотря на пандемию, доход бизнеса по сравнению с прошлым годом вырос на 18%. С января 2019 года акции Copart подорожали почти на 150%, благодаря чему и Адейр, и Джонсон стали миллиардерами. Состояние Джонсона, которому принадлежит 6% Copart, достигает $1,8 млрд, а капитал Адейра, владеющего 4%, составляет $1,1 млрд.

Передовые технологии, направленные на снижение вероятности аварий, приносят свалкам только пользу. Установленные в бампер LiDAR-сенсоры и системы автопилота снижают возможность ДТП, а транспортные средства, которые все-таки попадают в серьезные аварии, остаются в лучшем состоянии, и их проще перепродать новым покупателям. Страховые компании отказываются платить за ремонт высокотехнологичных компонентов в новейших моделях автомобилей, так как их починка обходится дорого или вовсе невозможна.

«Если у вас было лобовое столкновение, а машина оснащена системой автоматического управления, то цена ремонта может вырасти в 5-6 раз только из-за починки бампера с сенсорами, – отмечает аналитик инвестбанка Barrington Research Гэри Престопино. – На таких автомобилях теперь столько всяких технологий, что цены постоянно идут вверх».

История бизнеса Copart
А началось все в 1982 году, когда Уиллис Джонсон стал у руля небольшой фирмы, проводившей аукционы автомобилей. Он выкупил аукцион и начал скупать новые участки земли на севере Калифорнии. В 1989 году к бизнесу присоединился и 19-летний Адейр, которого он сделал управляющим. В 1991 году Insurance Auto Auctions (IAA), являющийся и по сей день главным конкурентом Copart, строил планы выхода на биржу. Copart решает сделать то же самое. Спустя три года они размещают акции на бирже, а привлеченные деньги пускают на покупку новых свалок по всей стране.

А в 1998 году Адейр, к тому времени уже занимавший кресло президента Copart, производит революцию в индустрии. Он начал проводить интернет-аукционы с автомобилями. На тот момент после запуска первого сайта Copart прошло всего пару лет.

«Раньше при покупке нельзя было даже увидеть фотографии автомобилей. Мы первыми дали клиентам такую возможность, – отмечает Адейр. – Помню, меня часто спрашивали: «Сколько, по-твоему, мы будем принимать заказов через интернет?» Я тогда отвечал: «Думаю, можем дойти до 10% от общего числа». А к 2003-му этот показатель составил 100%».

В то же время Адейр и Джонсон полностью отказались от торгов вживую и открыли лоты Copart покупателям со всего мира. В 2010-м Джонсон уходит с поста генерального директора, отдав бразды правления своему зятю.

Адейр часто отмечает, что его компании «не страшны ни рецессия, ни пандемия».

После краха фондовых рынков в 2008 году обвалились и цены на подержанные машины. Благодаря этому страховщикам стало дешевле списывать автомобили с легкими повреждениями или отказываться от их покрытия. На свалки Copart стало поступать больше аварийных автомобилей и повысились доходы от их эвакуации.

Во время пандемии этой весной люди меньше садились за руль и число аварий сократилось. Так как количество аварийных машин уменьшилось, за каждую Copart приходилось платить больше. Однако из-за роста цен выросли доходы компании от продажи машин, подлежащих ремонту.

Цены растут – Copart получает прибыль. Падают – все-равно прибыль.

В наше время около 20% всех попадающих в аварии машин становятся непригодными для ремонта из-за своего дорогостоящего технического оснащения. В конце 1980-х таких машин было не больше 10%. Скорее всего этот показатель будет и дальше расти.

«Раньше были мастера по ремонту телевизоров, а теперь, если устройство ломается, мы его просто выбрасываем, – говорит Адейр. – Автомобили тоже движутся в этом направлении. И такая тенденция играет нам как нельзя на руку».

«Мы взялись за относительно нехитрый бизнес, в котором автомобили продавались на обычных аукционах, и превратили все это в дело с оборотами на сотню миллиардов долларов в год, в котором 100% сделок совершается через интернет»

STATUS №17(6)
December 2020

Похожие посты

Leave a comment